Monthly Archives: Март 2019

Халява выбирает достойных.

Халява выбирает достойных.

(Практически быль)

некотором царстве, некотором государстве правил мудрый царь. И было у него три сына: старший, не шибко умный; средний, подглуповатый; ну, а младший — и вовсе дурак. Старший, Васька, был женат на знатной боярыне; средний, Петька, — на богатой купчихе; младший, Иван, был холост и жениться даже не собирался. Может, потому что дурак, а может, потому что умный, — кто его разберёт! Что касается женитьбы, разница между умным и глупым невелика.

Как-то решили братья отдохнуть от дворцовой жизни, развеяться, размяться и поехать на рыбалку. С ночёвкой. Собрали всё необходимое, плюс две подводы сверх того, и отправились на реку, в самый лучший царский заповедник.

Приехали на место, развернули большой шатёр, внутри расстелили ковёр персидской работы и решили немного перекусить с дороги. Разложили припасы, яства всяки-разны, выпивку заморскую, уселись на толстые плюшевые подушки и стали трапезничать.

Час трапезничают, два трапезничают, уже животы трещат и языки заплетаются. Всем кости перетёрли, а потом, как водится, за баб принялись.

— Ты чего не женишься? — спрашивают Ивана.

— Молод я ишшо. Да и не мил мне никто. Может, за границу подамся. Говорят, там девки — умницы-красавицы.

— Да нужон ты там, в Европах-то, болван этакий! — засмеялся Петька. — Там дартаньяны — не тебе чета! Все наши девки день и ночь мечтают за тамошних прынцев замуж выскочить!

— Ну, не скажи! — отвечает Иван, снимая кафтан. Жарко ему стало от застолья обильного. — Кому не чета, а кому и чета!
Потянулся что есть силы и запел пьяным фальцетом:
— Феличита! Для всех я чета! La nostra canzone d’amore! Felicità!

— Хватит орать! — перебил его старший брат. — Всю рыбу распугаешь!

Средний брат, обессиленный от возлияний, тоже отвалился на подушки, попустил ремень, почесал пузо, закурил гаванскую сигару и давай дальше младшего подковыривать:
— Тебе, Ивашка, уже 20 годков намедни стукнуло, а ни одна прынцесса за тебя не пошла! Придётся тебе крестьянку брать. Гы-гы. Или вот, поди лягушек поищи! Помнишь, дед сказывал, что его ключник таким способом невесту себе нашёл? Прямо на болоте. Давай, попробуй! Глядишь, и тебе повезёт!

Младший брат, не говоря ни слова, встал, надел кафтан, взял лук, стрелы да и вышел из шатра.

··••o•••o0o•••Ο••··

Где-то через пол-часа возвращается Иван и целый садок лягушек тащит.

— Зачем столько-то? — спрашивают братья.

— А я и на вашу долю набрал, чтобы два раза ноги не мочить.

— Гы-гы! — засмеялся Петька. — Правильно, Ивашка! Сколько жаб не возьми — всё равно два раза бегать!

Вытянул Иван верхнюю, самую толстую жабу, ополоснул её чистой водой, протёр ей голову водкой, а та даже не трепыхается, будто ждёт чего-то.

А старшие братья над младшим потешаются:
— Давай, давай Ивашка! Не дрейфь! Водочкой её сперва угости, за знакомство!

Поднёс Иван лягушку ко рту и губами движения всяки-разны провокационные делает. А жаба глаза выпучила и внимательно так за Иваном наблюдает. Мол, не боюсь я тебя, извращенец.

— Не вздумай! — засмеялся старший брат. — Козлёночком станешь!

А средний ему в ответ:
— Да чего ему бояться? Он и так козёл! Целуй, Ивашка! Делов-то! Жабы, они от природы дезинфецированы. У кого нет холодильников, те их в молоко кидают, чтобы не скисло.

Зажмурил Иван глаза и чмокнул лягушку прямо в темечко.

Ба-ба-х!! Тут же раздался громкий хлопок, будто шарик воздушный лопнул. Сгустился откуда-то плотный, сизый туман, похолодало, запахло озоном, а среди тумана стали проявляться контуры человека.

— WTF!!? — Заорали братья в один голос. — Демоны?!!

И тут диво дивное случилось — красна девица явилась.

— Оборотень! — кричит Петька. — Шашки наголо!

— Какой ещё оборотень!? — ему Васька в ответ. А сам кинжал из ножен выхватил и на девицу наставил. — Вы тоже это видите или только я?

— Я тоже её вижу! — отвечают в один голос младшие братья. — Ты кто такая??!

А девица им в ответ:
— Ай ноу спик американо, ай ноу дэнсин рокен-роль…

— Чего это она лопочет, Васян? — спрашивает Петька, не отрывая глаз от чуда-юда. — Ты ж у нас один, кто шведа живого видел.

— Ну, не совсем живого. В канаве тот швед пьяным валялся… Говорит, что по-шведски не понимает и танцевать не может.

— Эка проблема! — воскликнул Петька. — Я вот тоже танцевать не могу и по-шведски ни бум-бум. И ничего, жив-здоров, чего и вам желаю. А по-нашему могёшь?

— И по-вашему могу, — отвечает девица, — я по всякому могу!

— А чего тогда сразу не отвечала?

— Да так… с перепугу. Растерялась маленько.

— А ты, чаем, не ведьма будешь? — хитро так, с прищуром, продолжает Петька.

— Что ты! Что ты! — замахала руками девица. — Я фея, нимфа! Это злой волшебник Мерлин меня в лягушку заколдовал, чтобы я не могла делать добро людям, и отправил в страну, где много-много диких медведей… А ведьмы это наш враги, мы с ними, почитай, уже шесть тысяч лет воюем!

— Ого! От самого сотворения мира! — отозвался Иван.

— Да я сразу понял, что она не здешняя. — перебил его Петька, вроде как обращаясь к самому себе. — Не наш типаж. Худая как жердь, ноги длинные, ровные, талия узкая, ляхи и зад тоже не ахти какие мясистые, зато лицом лепа, телесами исправна. Ишь перси какие! Как дыньки тугие. Не наша конституция. И ни одного дефекта на коже. Вовсе на наших баб не похожа!

— Хватит глазеть! — прикрикнул на братьев Иван. — Не на ярмарке!
Скинул с себя кафтан и набросил его на заморскую фею. Затем усадил её на подушку и ещё одеялом укутал.
— Грейся, чай замёрзла вся! Может, водочки хлебнёшь? Для сугреву.

А та в ответ:
— Ноу виски, ноу сода.

— Ну, гляди. Но если передумаешь, говори, не стесняйся.

— И как тебя зовут? — спрашивает Василий.

— Халява.

— Халява??.. — удивились братья в один голос. — Так это ж не женское имя. Это вообще не имя!

— У каждой феи два имени. — отвечает девица.
— Одно — по своей профессии, принадлежности к определённому клану, а второе — уникальное, идентификационное. Поэтому есть феи по имени Свобода, Любовь, Верность, Справедливость, Богатство, Надежда. А я вот — Халява. Я приношу людям везение.

— И нам тоже можешь принести? — тут же отреагировал Васька.

— Ой, да вам уже и так халява на всю жизнь выпала — вы в царской семье родились. Чего вам ещё-то надобно? А потом, это ж не вы меня расколдовали, а Иван. Ему и весь приз. Захочет, верной женой ему буду.

— Верной это хорошо. — отозвался Васька. — С верными сейчас проблема. Даже у царей жёны налево ходят! И много вас, фей, в природе?

— Много. Очень много! Каждого вида деятельности по сотне экземпляров, не меньше.

— И что, все заколдованные?

— Не все, но большинство. Мерлин ведь тоже не один. Их, этих колдунов-говнюков, полным-полно на белом свете. Они нас в разных гадов превращают. Мы с ними тоже воюем.

— Вот сволочной народец, эти мерлины! — возмутился Иван.

— Да они все там такие! — согласилась Халява. — Все сексисты! У каждого в руках если не молот Тора, то просто дубина. И всё норовят каждую фею чем-нибудь прибить! Дикий народ!

— А как тогда твоё настоящее имя? — допытывается Василий.

— Волшебники никогда не раскрывают имени, которое им даётся при рождении, — отвечает фея, — иначе другие, злые колдуны, могут этим воспользоваться и лишить их магической силы. А то и жизни!

— Ладно, понял. — успокоился Василий. — Нельзя — так нельзя. Тогда скажи, что конкретно ты умеешь.

— Ой, да много чего! Готовить, стирать-гладить, шить-вязать, пряжу прясть, полотно ткать, врачевать умею, петь-танцевать — запросто, на рояле могу, а ещё волшебством владею. Вот гляди!

Взмахнула девица руками аки лебедь крыльями — и тут же откуда-то полилась дивная музыка. А сама запела и пустилась в пляс:
— Amada mio, amore mi-i-o, la noche me habla de ti, amada mi-о-o!

Да так зажигательно, что браться едва и сами не пустились в пляс.

— О чём песня-то? — спрашивает Иван.

— А о том, что мы с тобой теперь жених и невеста.

— Да-а-а… — покачал неодобрительно головой Петька. — Я ж сказал — ведьма. Такой палец в рот не клади! Не успели познакомиться — уже жених и невеста.

— Отстань от неё! — возмутился Иван. — Чего пристал! Сказала же — фея. У вас тоже есть шанс. Вон, в садке целый гарем дожидается!

— Ой, да не кипятись, Ивашка! — Петька ему в ответ. — Я вот ещё хочу спросить: у фей только позитивные кланы имеются, или негатив какой тоже есть? Ну там, бедность, уродство, глупость, слабость.

— Только позитив. Негатив — это кланы демонов. Они нам никак не чета!.. Ой! Да ты, добрый молодец, никак тоже хочешь попробовать? Ну, расколдовать кого-нибудь?

— А почему бы и нет? — отвечает Петька с ухмылкой. — Чем старшие братья хуже младшего? А потом, чего только по пьяни не сотворишь! Да и вообще! Вот Васька, к примеру, ему что жену, что жабу целовать — разница невелика. Ха-ха-ха!

— Сам ты «ха-ха-ха». — огрызнулся Василий. — Давайте-ка, братаны, выйдем на пару слов.
И бутылку «Монастырской» из ведра с растаявшим льдом вынимает.

Вышли. Василий и говорит:
— Полагаете, тот чувак, Мерин, всех фей в наше болото отправил?

— А чего ему париться! — Петька отвечает. — Может, другие болота уже переполнены.

— Ладно, тогда слушайте сюда. Что здесь сегодня было и что будет, никому ни гу-гу! Ясно?.. Вопросы есть?

— Само собой! — младшие в один голос. — Могила!

— Ну тогда, раз ты, Петруха, предложил — тебе и начинать. Целуй священное животное! Это всё равно что к божественной благодати причаститься!

— Думаете слабо́? — распетушился средний брат. — Для Петра ничего невозможного нет! Смотрите!
Выхватил Петька из садка верхнюю лягушку и чмокнул её в спину.

Ба-ба-х!! Тут же раздался громкий хлопок. Ш-ш-ш-ш! Зашипело, будто гвоздь автомобильное колесо проколол. Сгустился зеленоватый туман. Похолодало и запахло каким-то тухляком. Затем среди тумана стали проявляться контуры непонятно чего.

— Ё-моё!!… — вскрикнул Петька с перепугу и мигом отскочил на два метра в сторону. — Мать честная! Никак крокодил!

И действительно, крокодил. Небольшой такой, зелёный и хвостатый. Чудище раскрыло пасть, показав длинные острые зубы, громко зевнуло да и помчало к реке, быстро-быстро перебирая короткими лапами. Ну, точь-в-точь живой танк. Плюх! И скрылось под водой, лишь волны побежали во все стороны.

— Бу-га-га!! — заржал старший брат, очнувшись от удивления. — Точь-в-точь твоя ненаглядная! Разве что с хвостом! Злая, зубастая и зелёная! Хорошо, хоть не загрызла!

— Не надо было мухлевать. — с укоризной говорит Иван. — В голову надо было целовать, в голову! А ты в спину! Мерина не обманешь!

— Ладно, — говорит Петька, — в голову — так в голову.
Вынул носовой платок, смочил его водкой, протёр жабе темечко да и чмокнул её чуть повыше глаз.

Дзинь!! Будто стакан разбился. Раздались чавкающие звуки, словно свиньи хлебают из корыта. Жаба тут же стала раздуваться, меняться, трансформироваться. А потом — хлоп!! Лопнула. Словно перекачанная надувная кукла. Только брызги в стороны полетели. А вместо неё… появилась обезьянка. Маленькая такая, шустрая. Осмотрелась, схватила бутылку «Монастырской» и дёру во весь опор прямо в лес, только красный зад засверкал.

— Ха-ха-ха! — заржал как конь старший брат. — Ну, ты и лох, Петька! Кого не поцелуешь — все в каких-то чудищ превращаются! Посмотри до чего жену довёл!

Долго плевался Петька и бранился непотребными словами. Затем прополоскал рот водкой и говорит:
— А тебе, Васька, только бы поржать! Посмотрим, что у тебя получится. Тяни прикуп!

— И потяну! Думаешь, не смогу? Что младшие смогли, то и старший сможет!

Намазал старший брат губы оливковым маслом, чтобы тело с телом не контактировало, стал выбирать. Выбрал что поменьше. Придавил квакушку за толстое пузо, протёр ей харю мирамистином, глаза зажмурил, губы плотно сжал и прикоснулся ими к жабе. Однако ничего не произошло. Жаба так жабой и осталась, верещит, лапами дрыгает, вырваться пытается.

— Не нравятся прынцессе твои поцелуи! — захихикал Петька. — Ты взасос её, взасос! Иначе ничего не получится! Мерина не обманешь!

— Сам-то ты не взасос целовал! — огрызнулся Васька. — Я внимательно наблюдал!
Размахнулся что есть силы и зашвырнул лягушку подальше в кусты.
— Ладно, ещё раз попробую.

Со второго раза у Василия получилось. Однако вместо девицы-красавицы появилась большая жёлтая тыква.

— Гы-гы-гы!… захохотал средний брат. — Это ты лох, Васька, а не я! Точь-в-точь твоя мымра! Толстая, корявая и бестолковая! Вези её домой, отцу покажешь. Вот потеха во дворце будет! А батюшка, может, и денег за неё отвалит.

··••o•••o0o•••Ο••··

Тут выходит из шатра Халява, вся в богатых одеждах, губы накрашены, ресницы намазаны, щёки нарумянены, волосы уложены и вся аж светится!

— Багиня! — вырвалось у Ивана.

— Я тут из подручных средств себя в порядок немного привела, уж не обессудьте.

— Сказано, баба. — отозвался Петька. — Из чего угодно красоту наведёт.

— А можешь превратить, скажем, камень в золото? — спрашивает Василий, вроде так между прочим.

— Не могу. Это противоречит законам физики.

— А из лягушки в девицу превратиться законам физики не противоречит? — съязвил Василий.

Девица даже глазом не моргнула.
— Нет, не противоречит. Это биология. С биологией легче.

— Ладно, убедила. — согласился старший брат. — А моей Фроське экстерьер можешь подрихтовать? Это ж биология-косметика как-никак.

— Могу. Только сейчас у меня ма́ны совсем мало. За два года в теле лягушки почти всю растратила.

— Чего-чего растратила? — переспрашивают братья все одновременно.

— Ма́ну, запас магической энергии. Месяца через три накопится, тогда можно будет и попробовать. Если твоя супруга согласится, конечно.

— Ой, да мы её и спрашивать не будем. — засмеялся Васька в ответ.

— А нас какому-нибудь волшебству можешь научить? — спрашивает Петька. — Это ж мы Ивана надоумили тебя расколдовать!

— Ну, вообще-то такое дело требует много ма́ны. Очень много! Да и скилл у меня маловат для такого дела. Но попробовать можно. Только сперва Ивану надо кое-чего добавить. Хотя гарантировать ничего не могу. Апгрейд требует намного большего расхода ма́ны, чем дауншифтинг.

— Чего-чего? — переспрашивают братья. — Что ещё за даун?

— Ну, это магические термины такие. Например, обратить человека в свинью это дауншифтинг, а наоборот, свинью в человека это апгрейд. На первое достаточно 15 единиц маны, а на второе нужно уже 250. А скажем, чтобы превратить за́мок в развалины требуется 200 единиц маны, а чтобы из груды камня за́мок соорудить, маны нужно уже в десять раз больше!
Ой, да не берите в голову! Что-то я на радостях совсем разболталась!

— Ладно, братаны, — поддержал её Иван, — чего пристали? Расскажи да покажи. Вы как хотите, а мы домой едем.

··••o•••o0o•••Ο••··

Подсадил Иван новоявленную невесту на коня и сам вскочил позади неё.

— Держи крепко, Ванюша! — говорит девица. — Меня трудно найти, да легко потерять!

— Не боись! — ей Иван отвечает. — Мы небыстро поскачем.

— Везёт же дуракам! — вздохнул Петька. — Вот шара так шара тебе подвалила, Ивашка.

Рассмеялась красна девица, взглянула на Петьку свысока и молвила назидательно, голосом учительницы старших классов:
— Вообще-то везёт всем. Рано или поздно, но везёт. Кому меньше, кому больше. Нужно только ушами не хлопать. Однако настоящая халява выбирает только достойных!

Толкнула Ивана локтем в бок:
— Вперёд, мой храбрый рыцарь!
И запела звонким голоском:
— Gonna take a trip to the lotusland! [1]

Стеганул Иван нагайкой своего вороного, надавил легонько на педаль газа да и поскакал в неведомое будущее, только куски дёрна из-под копыт полетели. То ли во дворец, то ли ещё куда — то одному лишь Господу ведомо.

 

Помолчали старшие братья, наблюдая пока всадник не скрылся вдали, тут средний брат и спрашивает:
— Мне одному сдаётся, что она ему рога мигом наставит?

— Это ещё что! — старший брат ему в ответ. — А вот, представь, поскандалили они. И что? Моя Фроська только сервизы китайского фарфора бьёт, а эта… эта в навозного червя превратить может! Бр-р-р! Не приведи господь!

— Да… Всё имеет две стороны. — глубокомысленно изрёк Петька.
— Поначалу они все — добрые, покладистые, приветливые, послушные, а как эту… ману… накопят, вот тогда-то и начинают коники выкидывать! Не завидуй ничьей халяве, пока не узнаешь чем она закончилась.

— Это точно! — согласился Василий. — Иногда, Петруха, ты на удивление толковые вещи говоришь! Давай-ка ещё по соточке опрокинем. За «ква-ква, Иван-царевич!» Ха-ха-ха! Да и спать завалимся… Проснёмся, опохмелимся и на охоту двинем. Глядишь, кабана завалим. Может, мерины и там постарались!

Рассмеялись оба да и пошли обратно в шатёр.

Тут и сказочке конец, а кто слушал — молодец!

[1] lotusland — сказочная страна изобилия, праздности, иллюзий и наслаждений.

О магии, колдовстве, волшебниках, ведьмах, демонах и прочих мифических персонажах читай в статьях:
В постели с ведьмой.
Не все принцессы одинаково полезны.
Сглаз через интернет.
Стрелы, цепи, хомуты.
Цвета сатаны.
Волшебная лампа Алладина. и других.
О всём необычном читай в рубрике «Очевидное невероятное», о мужчинах и женщинах читай в рубрике «Отношения полов».

Реклама